visionfor (visionfor) wrote,
visionfor
visionfor

В Михайловском Покровском женском монастыре...

Впервые за столько лет начали называть извращения в женских монастырях своими именами. Читала про Малоярославец и вспоминала свой монашеский путь. Практически всё это было и там - Покровский женский монастырь в г.Михайлове Рязанской епархии. Только там была закрученней история: духовник монастыря - брат игумении. Помыслы все должны были открывать ему сначала каждый день, потом чрез день. Вечернее правило начиналось около 21 ч и заканчивалось после 0 часов ночи. Если было это было молитвенное правило! Но главное было - исповедь! Я по глупости открывала своими помыслы, которые потом становились известными игумении и её келейнице м.Марии. На исповеди о.Серафим мог спросить: а не делала ли ты такой поступок? И большинство сестер считало, что о.Серафим прозорливый старец, он же знает все наши поступки! Правда оказалась горькой. После одного такого "прозорливого" вопроса, я вдруг спросила: "Так ведь про это Вам могла сказать сестра N? Это же ябедничество получается!" На что духовник спокойно ответил, что "Да - это ябедничество, но так надо, потому что иначе нельзя управлять монастырем." После этого пелена упала с глаз, вот и вся причина, почему сестры живут там в нечеловеческих условиях! Мнение, что без такого прозорливого старца нельзя спастись, опеленал дурманом всех сестер, да и не только. Приходят с таким мнением и горожане г.Михайлова. И жалуются все друг на друга.
Поэтому открытие помыслов в наше время игумениям-игуменам - нельзя вводить в качестве обязательного правила монастыря. Это вредит всем и игумениям и окружающим. Не выросли еще те, кому можно доверить свою душу. Там тело калечат и считают это спасением для сестер! В Михайловском монастыре всё это оправдывалось тем, что в Толгском монастыре матушка еще жёстче действует. Сама михайловская игумения м.Сергия вышла из печально известного Толгского монастыря, и в свой монастырь перенесла всю дурь из Толги.
В михайловском монастыре также практикуются таблеточки от нервов. Помню одну сестру, у которой в михайловском монастыре от черезмерных физических нагрузок вылезла грыжа в 1 см, она на второй этаж по лестнице ползком забиралась. Так ей игумения ставила специально физические послушания: возить в тачке цемент, камни, навоз и т.п. Из медпомощи этой сестре только разрешили сдалать рентген спины, где и нашли грыжу. Матушка посмотрела неразборчивый почерк врача и сказала, что со спиной всё нормально и сестра просто притворяется.
А про Толгский монастырь тоже можно много страшных историй написать. У моего знакомого священника дочь в 18 лет ушла в Толгский монастырь, в регентскую школу. Пробыла она там 8 лет, последние года сидела на транквилизаторах. Из Толги её игумения отправила на подворье, как раз за дружбу с другой сестрой. Результат плачевный: сейчас она в миру, полная десоциализация, не может работать. А когда её мамы вывозила из монастыря, то у бедной девочки были навязчивые галлюцинации, что за ней гонится игумения. Девочку положили в психбольницу. Потом через несколько лет опять психбольница, и опять... Поставили диагноз - шизофриния, 2 группа инвалидности. Работать она не может, сидит как овощ дома. Кто ответит за поломанные жизни таких детей, которые с горящими сердцами шли к Богу! А сейчас они церковь обходят за километр...

В Михайловском Покровской женском монастыре для игумении и её брата-духовника обители готовят специальные блюда. У сестры на столе стоит одна железная миска и железная кружка плюс аллюминевая ложка. На первом столе у каждой VIP-персоны (игумении и духовника) я мыла по 10 тарелочек и чашечки-кружечки. Главное было не разбить их. Они были из тоненького фарфора, что в руки брать их было страшно. На столе всегда были сухофрукты-орехи-шоколад. В пост - горький шоколад. Кухарка для них двоих почти каждый день пекла тортики. И вот сидят в Великий пост полуголодные сестры за столом, и выносятся из кухни чашечки с ароматным, только что сваренным кофе - для VIP-персон.
Там боготворили духовника, главное был его мнение, а про выполнение евангельских заповедей после нескольких лет жизни там и не вспоминаешь. Главное - выжить. Внушалось, что за стенами монастыря сразу пропадешь, никогда не спасёшься. Вот и приспосабливались кто как мог. Разумные, думающие сестры уходили, а оставался костяк сестер, верящих в прозорливого старца о.Серафима.
Помню на Покров приезд владыки Павла (тогда он еще был на кафедре). Нас до его приезда за час выстроили на улице, осень, ветер, холод. Инокини были в рясах, под которыми они надели теплые кофты, а нас послушниц раздели до подрясников. Запретили и кофты черные надеть. Так мы простояли перед воротами в ожидании владыки. Когда приехал владыка нам было сказано улыбаться, сделать счастливые лица. Владыка проходит мимо нас и спрашивает игумению: "Матушка, а почему у Вас такие сестры замученные?" Что ответила игумения я уже не слышала, они прошли мимо меня.
Страшным наказанием было отправления на коровник. А для меня это было в радость. Там можно было быть среди любви коров. Если нет любви в монастыре, то коровы любили всех.Хотя и там были сестры, которые старались тебя унизить, загрузить сверх меры работой (хотя были в 2 раза младше). то было связано с тем, что тебя послали на коровник, ты провинилась, значит тебя надо еще больше унижать, чтобы угодить игумении-духовнику.
Сейчас в монастыре построили собор, наградили игумению-духовника крестами с украшениями. Но никто не думает, что собор построен не на камнях, а на загубленных человеческих душах, изломанных телах сестер. Награду руководство монастыря свю на земле уже получило, дальше Господь отмерит им Свою награду.

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 88 comments