Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Исповедь бывшей послушницы. Оглавление к книге.

Главы: 1-2, 3-4-5, 6-7, 8-9, 10-11, 12-13, 14-15-16, 17-18-19, 20-21-22-23, 24-25-26-27, 28-29-30-31, 32-33-34-35, 36, 37-38-39-40-41, 42-43.


На улице было уже почти темно, шел дождь. Я стояла на широком белом подоконнике огромного окна в детской трапезной с тряпкой и средством для мытья стекол в руках, смотрела, как капли воды стекают по стеклу. Невыносимое чувство одиночества сдавливало грудь и очень хотелось плакать. Совсем рядом дети из приюта репетировали песни для спектакля «Золушка», из динамиков гремела музыка, и как-то стыдно и неприлично было разрыдаться посреди этой огромной трапезной, среди незнакомых людей, которым совершенно не было до меня дела.
Все с самого начала было странно и неожиданно. После долгой дороги на машине из Москвы до Малоярославца я была ужасно уставшей и голодной, но в монастыре было время послушаний (то есть рабочее всемя), и никому не пришло в голову ничего другого, как только сразу же после доклада о моем приезде игумении дать мне тряпку и отправить прямо в чем была на послушание со всеми паломниками. Рюкзак, с которым я приехала, отнесли в паломню - небольшой двухэтажный домик на территории монастыря, где останавливались паломники. Там была паломническая трапезная и несколько больших комнат, где вплотную стояли кровати. Меня определили пока туда, хотя я не была паломницей, и благословение Матушки на мое поступление в монастырь было уже получено через отца Афанасия (Серебренникова), иеромонаха Оптиной Пустыни. Он благословил меня в эту обитель.
После окончания послушаний паломницы вместе с матерью Космой — инокиней, которая была старщей в паломническом домике, начали накрывать на чай. Для паломников чай был не просто с хлебом, вареньем и сухарями, как для насельниц монастыря, а как-бы поздний ужин, на который в пластмассовых лотках и ведерках приносились остатки еды с дневной сестринской трапезы. Я помогала мать Косме накрывать на стол, и мы разговорились. Это была довольно полная, шустрая и добродушная женщина лет 55, мне она сразу понравилась. Пока наш ужин грелся в микроволновке, мы разговаривали, и я начала жевать кукурузные хлопья, стоявшие в открытом большом мешке возле стола. Мать Косма, увидев это, пришла в ужас: «Что ты делаешь? Бесы замучают!» Здесь строжайше было запрещено что-либо есть между трапезами.
После чая м.Косма отвела меня наверх, где в большой комнате стояли вплотную около десяти кроватей и несколько тумбочек. Там уже расположились несколько паломниц и стоял громкий храп. Было очень душно, и я выбрала место у окна, чтобы можно было, никому не мешая, приоткрыть форточку. Заснула я сразу, от усталости уже не обращая внимания на храп и духоту.

Читать первую главу

(no subject)



Друзья! Хочу поделиться хорошей новостью: второе издание книги состоится! Выход через несколько недель. Издательство другое, тоже крупное. Ему передали права первые издатели. В книгу войдут фото и предисловие известного религиоведа на тему сектантства в традиционных религиях. И тираж тоже приличный. Спасибо всем, кто вместе со мной ждал и надеялся. Особенно хочу поблагодарить всех верующих (и монахов!), кто присылал письма поддержки и был рядом. Огромнейшая благодарность Андрею Богословскому за профессионализм и поддержку!

Интервью на ahilla.ru

Автор знаменитой «Исповеди бывшей послушницы» рассказала «Ахилле» о том, как выглядят для нее, спустя несколько месяцев после написания книги, те события из жизни Малоярославецкого женского монастыря, как реагируют читатели на ее «Исповедь» и что чувствует сама Мария сейчас.



http://ahilla.ru/mariya-kikot-mne-iskrenne-zhal-igumenyu-nikolayu-ona-tozhe-zhertva-sistemy/

И вот наконец-то: селфи с долгожданной книгой!

Мало кто верит, но официальный выход бумажной книги в издательстве - действительно неожиданный повод для радости. До конца судьба предложения издателей выпустить "Исповедь" была непонятна. И вот случилось: книга уже в магазинах. Огромная благодарность издательству ЭКСМО, Андрею Богословскому и всем, кто готовил и ждал книгу!






Собирая вести с фронтов духовной брани...

В начале работы над книгой Марии Кикоть я уже писал о том, что новость о готовящейся книге вызвала волну писем с другими историями, с этими записками из подполья, от небольших зарисовок до многостраничных рукописей. Конечно, процесс продолжается. Чем больше погружаешься в тему, тем более шокирующая картина нравов вырисовывается, факты потрясают.

Наше общение с корреспондентами напоминает историю из прошлого, когда советский писатель Сергей Смирнов собирал свидетельства о днях обороны Брестской крепости. Достоверную информацию можно было получить только от участников героической обороны. По воспоминаниям сына писателя, эти герои появлялись так.

Они приходили ночью, задворками, ободранные и раздавленные жизнью, стараясь оставаться незамеченными для всех, входя при выключенном свете, и своим видом очень пугали, одновременно мужественные и беспомощные. Причина этого - бремя общественного позора, которое легло на них из-за пребывания в немецком плену. Своими признаниями они вроде как свидетельствовали против себя, но и молчать о том, что было, они не могли, иначе о подвиге защитников крепости никто и не узнал бы...

Андрей Богословский. Книги по религии издательсва "Эксмо"


"Эта книга – не повод для оправданий, есть вещи куда важней" Игумен Нектарий (Морозов)

Дискуссию о книге «Исповедь бывшей послушницы» продолжает игумен Нектарий (Морозов).

"Мне кажется, что большой ошибкой было бы сконцентрироваться на ситуации с одним конкретным монастырем, с его проблемами и болезнями, равно как и на судьбе одного отдельно взятого человека или даже нескольких людей. И в максимальной степени хотелось бы уйти от выяснения, кто в этой ситуации «прав» и кто «виноват», или же кто прав и кто виноват больше. Ни в коем случае не потому, что для меня не важна сама по себе Мария или же безразлична жизнь Малоярославецкой обители! Нет, просто порой, сужая проблему до частного случая, мы уходим в эмоции или провоцируем эмоции чужие. Вообще же… Вообще я никогда бы не решился сказать, например, что «исповеди бывших всегда одинаковы», потому что за каждой из них стоит страдание и боль человека, его разочарование, его трагедия, а все это не бывает «одинаковым», поскольку переживается лично, индивидуально – каждый из нас хотя бы в какой-то степени это знает."

http://www.pravmir.ru/eta-kniga-ne-povod-dlya-opravdaniy-est-veshhi-kuda-vazhney/

Игумен Петр Мещеринов. "Вот мой ответ на "Исповедь послушницы".

Вот мой ответ 2006 года на "Исповедь послушницы".
Статья написана по побуждению покойной М.А.Журинской, и тогда нас удивляло полное отсутствие откликов на неё, хотя многие современные проблемы монашества, как мне представляется, в ней уже обозначены. Марина Андреевна тогда сказала мне: "видно, ещё время не пришло".

Вот сейчас пришло. И это только начало.

Мучение любви, или…

10.01.2006

Размышления над книгой архим. Лазаря (Абашидзе) «Мучение любви»

Опубликовано в журнале «Альфа и Омега» № 1 (45) за 2006 год.

Вышла книга архимандрита Лазаря (Абашидзе) «Мучение любви» (Издательство Саратовской епархии. Саратов, 2005). Книга написана сердцем, болью о современном состоянии монашества. Об оскудении и печальном положении нынешнего иночества архим. Лазарь говорит очень верно. Всё действительно так, а то и ещё хуже, о чём вообще не следует и упоминать… Но, обнажив вопросы, архим. Лазарь в попытках ответов на них упирается в мрачное уныние: «всё плохо…» liebeОтветов книга не содержит. Принадлежа к тому же поколению, что и архим. Лазарь, имея приблизительно равный «стаж» монашества, я тоже не могу ответить – «что делать»; но разобраться, в чём причины упадка сегодняшнего монашества, я попробую. Разумеется, это будут всего лишь «размышления частного (монашествующего) лица», не более того, поэтому заранее прошу прощения, если кто-то смутится резкостью или непривычностью тех или иных оценок. Оправданием этой резкости служит то, что она исходит из опыта, а отнюдь не из кабинетных размышлений.

http://igpetr.org/muchenie-lyubvi-ili/